Главная » СПОРТ » «Садилась на Кокорина сверху»: новый скандал в деле футболистов

«Садилась на Кокорина сверху»: новый скандал в деле футболистов

Фото:
Газета.Ru

В Пресненском суде прошло третье слушание по уголовному делу футболистов Александра Кокорина и Павла Мамаева. В ходе заседания удалось допросить лишь двух свидетелей, среди которых оказался и главный потерпевший Виталий Соловчук. Процесс был прерван на четыре часа из-за ложной угрозы теракта.
11 апреля в Пресненском районном суде города Москвы продолжились разбирательства по делу нападающего петербургского «Зенита» Александра Кокорина и полузащитника «Краснодара» Павла Мамаева. Третье слушание обернулось недостоверными показаниями главного потерпевшего Виталия Соловчука, а также ложным минированием здания суда.

В ходе заседания удалось допросить лишь двух свидетелей: Соловчука и Рината Токтарова, официанта кафе, в котором у компании футболистов произошла драка с чиновником Денисом Паком.
Адвокаты подсудимых расспрашивали его о том, почему регистратор в машине не записал его разговор с подругой футболистов. Девушка Екатерина Бобкова, опрошенная днем ранее, сообщила о том, что водитель назвал компанию футболистов «петухами», после чего разгорелся конфликт. Однако запись этого разговора не была зафиксирована.
Работа регистратора заключается в том, что он работает, когда зажигание автомобиля включено. На видеозаписях, которые рассмотрены судом до сих пор не были, видно, что машина Соловчука работала. В связи с этим водителя допрашивали на предмет осведомленность работы регистратора. Потерпевший не смог дать конкретных ответов, тем самым поставив суд в затруднительное положение.
Адвокатам подсудимых удалось установить, что у водителя была возможность уехать или закрыться в машине, чтобы предотвратить конфликт, однако он этого не сделал. Кроме того, он свидетельствовал о том, что Кокорин-старший бил его в область головы — изначально в его показаниях этого не было. Были вопросы и о том, почему Соловчук не явился на судмедэкспертизу — оказалось, что он сделал это по собственному решению, так как готовился к операции. Сам Александр и другие находившиеся в зале люди смеялись во время речи Соловчука, выразив тому недоверие.

В завершении все подсудимые еще раз извинились перед ним, а Мамаев заявил, что готов выплатить ему компенсацию.
Вторым свидетелем был официант Токтаров. Мужчина рассказал, что в тот момент у него был рабочий день. Он подтвердил, что братья Кокорины и Мамаев со своими друзьями нарушали общественный порядок, но не приставали и не оскорбляли посетителей.
«Как они себя вели? Шумно говорили, смеялись, вели себя вызывающе.

Непристойно себя вела девушка ей. Ей Мамаев говорил: «Ты никогда не добьешься Кокорина, не надо приставать».

Девушка полезла целоваться к Кокорину. За шею схватила. Она садилась на него сверху. Спускалась ли она (имитируя половой акт — «Газета.Ru»? Нет», — сообщил свидетель.
Пак изначально просил его отсадить в другое места — таким образом, чиновник предпринял попытку не вступать в конфликт, чего не сделал Соловчук. Сам Токтаров разнимал конфликт и успокаивал Кокорина-младшего, поэтому всех деталей запомнить не смог. В его показаниях нашли незначительные разночтения, однако на этом суд принял решение завершить слушание.
«Спасибо мальчику, который пришел и сказал правду. Что касается потерпевшего, у меня нет слов», — сказала Светлана Кокорина, мама братьев-арестантов.

Подсудимые Мамаев, Кокорин и его младший брат Кирилл, а также друг спортсменов Александр Протасовицкий пребывали в приподнятом настроении. Приятели общались и смеялись, а также шутили во время эвакуации после сообщения об угрозе теракта. Примерно в 13.20 по московскому времени в суд по электронной почте поступил сигнал о минировании зала. Все участники процесса были выведены из здания, а само заседание возобновилось только через четыре часа, когда специалисты сообщили, что угрозы нет.
Напомним, что подсудимые находятся под арестом с октября прошлого года. Им вменяются обвинения по статьям о «хулиганстве» и «нанесении побоев». 3 апреля суд продлил их заключение в СИЗО до 25 сентября. Полноценное разбирательство дела началось 9 апреля. В общей сложности было опрошено семь свидетелей из 45-ти заявленных.

Источник

Оставить комментарий